Трек Монеточки хотят заблокировать за пропаганду суицида. Это полный отстой

Трек Монеточки хотят заблокировать за пропаганду суицида. Это полный отстой

Объясняем на пальцах, почему Лиза ни в чем не виновата, а идея блокировать треки — бредовая.

Еще месяц назад о певице Монеточке никто толком и не знал (хотя она фитовала с Noize MC и от нее тащился кумир кумира контркультурной молодежи Славы КПСС Федор Booker), а сейчас она является иконой школьников и живым олицетворением того, что если человек талантлив, то он, даже невзирая на возраст (а Монеточке нет еще и двадцати лет), может взрывать музыкальные рынки, попутно притягивая к себе внимание всех прослоек общества, начиная выпускницами средней школы и заканчивая серьезными московскими адвокатами. После выхода альбома «Раскраски для взрослых»о ней стали трубить все. И ведь есть за что!

Лично я познакомился с творчеством Монеточки пару лет назад  это была песня «Самый клевый анархо-коммунист». Текст был не продуман и плох по смыслу, заявленный в названии анархо-коммунист к, собственно, анархо-коммунизму, отношение имел самое посредственное. Я выключил трек и решил, что Монеточка, несмотря на шикарный и ни на что не похожий вокал, в тексте и поэзии «плавает». Не как рыба в воде, а как нерадивый школьник у доски.

Как же я ошибался.

На деле Монеточка оказалась, конечно, не новой Ахматовой (по крайней мере, пока), но уж точно одной из лучших в области стихосложения во всей русской попсе нынешнего формата. И любят ее именно за это  за простоту и техническую оснащенность текстов, за свежие мотивы, за «танцевальность» музыки. За то, что она дает молодежи то, что молодежи и нужно.

Но какой бы классной певица Монеточка не была и какие замечательные песни она бы не сочиняла, от юношеского максимализма в текстах застрахована не была и она. «Послушай мой совет в формате mp3: не жди, пока состаришься, скорей умри»  ее строки. Московский адвокат Сергей Афанасьев потребовал заблокировать песню на территории России. Причина: пропаганда суицида.

Автор не одобряет высказанные в этой фразе тезисы. Но Сергей Афанасьев категорически не прав. Приводим ровно три причины.

Но сначала дисклеймер: наша редакция ни в коем случае не одобряет как сам факт суицида, так и склонение к нему. Какая бы дрянь не случилась в жизни, помните  и хорошее и плохое временно, за закатом всегда идет рассвет.

Цензура  это стагнация. Особенно в музыке

Это плохо не только в музыке, а во всей культуре. Просто музыка  самое распространенное ее, культуры, проявление. Цензура произведение травмирует, режет и кастрирует. После этой процедуры оно уже перестает быть произведением творца, создавшего его, а становится какой-то облезлой копией самого себя.

Да, лучше, чтобы какие-то произведения с чрезмерно радикальным посылом до читателя, зрителя и слушателя не доходили  речь идет о том, что направлено на пробуждение ненависти, о том, что пропагандирует насилие и пренебрежение людьми и их интересами. Всему остальному необходимо дать зеленый свет. Настоящее творчество может возникнуть только тогда, когда есть две вещи: свобода мышления и личная драма. И если со свободой все ясно, то что значит второй необходимый фактор?

Так уж сложилось, что русское искусство полно боли, страданий и любви. Многовековой опыт постоянных взлетов и, к сожалению, оглушительных падений и провалов нашего народа дал о себе знать. Русский творец не мог создать шедевр, если он просто хорошо писал стихи или писал на холсте этого было недостаточно. Необходимо было еще и вложить душу, часть себя, свой пройденный опыт, какой-то культурный посыл и обязательно бросить вызов обществу. Вот и усредненный рецепт шедевра русской классики в любой сфере искусства.

Если вы не видите этого в фите Нойза и Монеточки, то вы просто не вслушивались в текст. А если вы видите в «Чайлдфри» хотя бы намек на пропаганду насилия, то я могу вас поздравить  вы больной.

Совсем недавно под колесами государственной машины цензуры пали «Номера» Олега ЛСП (а до этого  сразу несколько песен Кирилла Найтивыход). Можно поблагодарить правительство за то, что оно охраняет население от плохих и депрессивных мыслей посредством ограничения музыки не мажорных тонов, но вот ведь незадача  массовая атака на грустную музыку уж очень напоминает атаку на поэтов-декадентов в 20-х-50-х годах прошлого века. Тогда доставалось всем  Анне Ахматовой, Марине Цветаевой, уже на тот момент расстрелянному Гумилеву и еще доброй половине поэтов уходящей русской культуры. Причины были те же, что и сейчас  население, дескать, слишком грустило от их поэзии.

Есть два фактора. Первый: искусство ценно само по себе, каким бы оно не было  грустным или веселым. Если поэт/художник/писатель/скульптор вложили себя в произведение, то оно выйдет достойным внимания аудитории. Если нет, то есть, если произведение не несет художественной ценности, то аудитория пройдет мимо.

Второй: население  не стадо баранов и даже не единый механизм. Каждому человеку нравится или не нравится что-либо вне зависимости от того, понравилась ли это соседу, деверю или адвокату из столицы. И если в произведении искусства содержится какая-то деталь, бросающая вызов общественному укладу, то этот человек легко сможет разобраться сам со своим отношением к этой детали. Навязанное ему мнение откуда-то извне может только унизить этого человека  дескать, за него уже все давным-давно решили, ведь сам-то человек хорошее от плохого не отличит по причине того, что он слишком глупый. Ограничение распространения искусства ущемляет не только права творцов быть услышанными, но и права людей слышать то, что они хотят.

Андрей Жданов, инициатор разгрома декадентов, этого не понимал. Московский адвокат, видимо, тоже.

К суициду подталкивает совсем не музыка

Факт дня: сегодня из-за песен Татьяны Булановой и Хип-Хопа Одинокой старухи ушло из жизни ноль человек. И вчера тоже. И за этот месяц.

Еще один факт дня: грустная музыка, депрессивные фильмы и черно-белые картинки с умными цитатами ВКонтакте могут быть катализатором попытки суицида, но не могут стать причиной. Да, все у всех индивидуально, но все же это слишком несерьезный повод даже для вечно страдающих подростков.

Причины же глубже. И решать нужно их. Может ли как-то на это повлиять государство? Может  повысить доступность психологической помощи и провести пропаганду необходимости наблюдения за ментальным здоровьем, конечно, не легко и не просто, но необходимо. Это все, что может сделать государство  и этого вполне себе достаточно. А дальше руки пускать не надо.

Запрет грустных и «неправильных» песен же  припарка мертвому. КПД этого действия стремится к нулю.

С таким же успехом можно запретить «Человека в футляре» Чехова!

И самое главное: особо не понравившиеся адвокату строки, конечно, похожи на подстрекательство к суициду. Если читать только их, в отрыве от остального текста песни. Если же провести более детальный разбор композиции, то можно удивиться: «Чайлдфри» не подстрекает к суициду, а скорее наоборот, направляет на путь истинный. Да, в немного странной для подобного жанра форме, но все же.

Можно долго ругать нынешнее поколение, обличать его бездуховность и потерю культурного кода. Но отрицать тот факт, что и плохое, ужасное и безответственное поколение Y стало носителем уникального поэтического опыта нашего народа тоже бессмысленно  даже попсовые песни можно ставить в ряд с произведениями русской классики. Фит Нойза и Монеточки  как раз из таких. Вспомните Чехова и его историю об учителе древнегреческого, сопоставьте с «Чайлдфри»  увидите много общего. Общий посыл, общий объект высмеивания, да даже некоторые образы пересекаются!

И Чехов, и Монеточка с Алексеевым не хотели доводить людей до суицида. Это всего лишь мотивация  мотивация стать лучше, избавиться от безучастия в собственной жизни. А если человека заставляет лезть в петлю мотивация, то ему необходимо что-то менять. И нет, не тем самым способом.

 

 

Фото: Дмитрий Вертишин; the-flow; Zloy Rock; Елена Разумилова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *