Массовое убийство в Керчи: виноваты не видеоигры

Массовое убийство в Керчи: виноваты не видеоигры

— How much will it take

‘Till you get buried in the coffin that you make?

(— Как скоро

Вас похоронят в гробу, который вы сами сколотили?)

«Thoughts & prayers» by grandson

Важно: #хэштег не берет на себя роль «адвоката дьявола», никоим образом не оправдывает действия убийцы и приносит свои соболезнования всем, кого затронула эта трагедия.

17 октября около полудня студент Керчинского Политехнического колледжа Владислав Росляков устроил стрельбу в здании учебного заведения, взорвал самодельную бомбу, после чего покончил с собой. Это ужасающая трагедия, унесшая жизни 20 человек и самого стрелка. И как бы ни хотелось закрыть глаза, необходимо отметить: это далеко не первый случай так называемого скулшутинга в России за последний год. Случаи расправ в школе, к сожалению, прочно вошли в популярную культуру после массового убийства в школе Колумбайн в Америке, и этот ужасающий феномен не раз обсуждался всеми, кому не лень, и продолжает быть на слуху у общественности уже не один десяток лет. Однако почему-то, когда речь заходит о том, кто же виноват в том, что подростки берут оружие в руки и идут убивать, начинаются обвинения всего подряд: компьютерных игр (даже в случае с Керчинским стрелком чиновники уже умудрились обвинить в случившемся несуществующую игру Doka 2), фильмов, религии и так далее. Некоторые сравнили случившееся 17 октября с терактом в Беслане, забывая о том, что Бесланскую школу захватили настоящие террористы, а в Керчи людей убивал такой же молодой человек, как и те, кому он выстрелил в спину. Крайне редко общество ищет проблему в себе. А надо бы.

Владислав Росляков перезаряжает оружие. Кадр с записи камеры видеонаблюдения.

Первой проблемой, которая может привести к стрельбе в школе является банальная травля, об этом уже не раз говорили многие, как авторитетные, так и не очень, издания. Есть огромное количество советов, что делать, если вашего ребенка или ученика травят в школе, только вот игнорировать эту проблему родители и педагоги не перестают. Иногда взрослые придерживаются мнения, что травля — это «школа жизни», а иногда просто не хотят вмешиваться. Тем не менее, это подкашивает психику, а порой ломает судьбы. Однако, насколько известно на данный момент, Владислава Рослякова в колледже не травили, он просто был замкнутым и отстраненным от людей. И из этого вытекает куда более масштабная, серьезная и потенциально опасная проблема. Проблема ментального здоровья.

Не нужно быть экспертом, чтобы понимать: психически здоровый человек, даже если его травят в школе, не возьмется за охотничье ружье, да и самодельные бомбы взрывать не станет. Эрик Харрис принимал антидепрессанты, прописанные ему терапевтом, Дилан Клиболд был склонен к суициду (Эрик и Дилан убили 13 человек в школе Колумбайн). Адам Лэнза имел синдром Аспергера (он убил 27 человек в начальной школе «Сэнди Хук», 20 из них — дети от 6 до 7 лет). Это одни из самых известных «скулшутеров».

Стоит отметить, что зачастую некоторые психические отклонения могут заметить школьные психологи, друзья или родители подростка. Однако, к сожалению, в большинстве случаев это игнорируется или, что еще хуже, становится предметом для насмешек. Не говоря уже о посещении психиатра, психотерапевта или хотя бы психолога. В умах российских родителей, а из-за этого еще и их детей, поход к психотерапевту является чем-то позорным, он навсегда оставит клеймо «сумасшедшего» на ребенке. Особенно сильны такие предубеждения вдалеке от центра России. А между тем, это могло бы спасти многие жизни.

Керчинский Политехнический техникум после трагедии.

Важно учитывать то, что найти хорошего психолога или психотерапевта вдалеке от столиц России достаточно сложно, а если таковые и есть, то их услуги зачастую непосильно дорого стоят. Не всем доступны такие привилегии. Но давайте не забывать о том, что Владислав был учащимся колледжа, даже не вуза. В школах, лицеях, колледжах обычно есть штатные психологи, которые должны вести работу с учащимися. Ответьте не нам, но сами себе, читатели: Вы помните своего школьного психолога? Вы могли прийти в кабинет психолога и поговорить о том, что вас волнует? Вы доверяли этому человеку?

Мне, автору этого текста, повезло, я училась в лицее, где был очень хороший штатный психолог, а работа с учащимися велась не для галочки, а чтобы помочь. Однако таких учебных заведений не то, что в Иркутске, их единицы по всей стране. В большей же части школ и колледжей психологов ученики видят только в те дни, когда проводится плановое тестирование.

Если бы ситуация была хотя бы немного другой, возможно, были бы спасены жизни детей в Ивантеевке, Перми, Керчи и многих других городах.

Старший преподаватель ВСФ РГУП Александр Индуцкий, который сам работал школьным психологом, прокомментировал для #хэштега ситуацию в Керчи и заострил внимание на том, что Владислав Ростяков был учеником колледжа, а не школы:

Если в школе всё относительно строго, и все пытаются (а иногда даже успешно) проводить работу в области профилактики проблем учеников, то в колледжах эта ситуация может быть немного иной. Там все студентов стараются максимально занять, чтобы они не натворили ничего лишнего. В то же время, внутренний мир учащихся мало изучается. Да и преподаватели там бывают строже, а иногда даже предвзятыми. Также необходимо учесть, что от школ требуют большего в отношении работы с учениками. Правда в разных колледжах по-разному. Где-то профилактическая работа ведется хорошо и регулярно, а где-то нет. Также это связанно с низкой просвещенностью о психологии среди студентов: в лицеях каких-нибудь дети не боятся психологов, а вот студенты колледжей могут не понимать необходимость в них, а то и вообще максимально от них отдалиться. Зачастую присутствуют такие фразы, как «это не по-мужски», «ты сам не справишься?» и так далее.

Вот и в этой ситуации, юноша был со сложностями в общении, как с людьми, так и с самим собой. Он искал либо справедливости, либо мести и планировал [массовое убийство] давно и осознанно. И никто на это внимания не обратил: парень купил ружье, закупился патронами и никто не заинтересовался. Потому что ему исполнилось 18 и всем стало наплевать.

Кадр с камер видеонаблюдения, установленной в школе “Колумбайн”. Трагедия в Керчи очень похожа на американский инцидент.

Владислав за несколько дней до массового убийства пересматривал видео со стрельбой в школах. Его мать поинтересовалась, зачем, а он ответил — «просто так».

Не стоит, правда, думать, что всё можно свалить на недостаточную работу колледжа и умыть руки. Ни родители, ни сокашники Владислава также не обратили внимания на назревающую трагедию. Так, один из его сокурсников рассказал, что в разговоре Владислав однажды сказал что ненавидит «таких тупых [людей], как в политехе учатся» и что «было бы неплохо всех перестрелять и самому выпилиться». По сообщениям телеграм-канала «Mash», мать Рослякова на допросе говорила, что за несколько дней до массового убийства он пересматривал видео со стрельбой в школах, она поинтересовалась, зачем, а он ответил — «просто так». И её этот ответ устроил.

Эпиграф данной статьи выбран не просто так. Мы и правда заколачиваем гвозди в собственный гроб, когда игнорируем психическое здоровье, да и просто состояние тех, кто находится рядом с нами. И никогда не известно, что станет последним гвоздем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *