В бренде города нет Иркутска

В бренде города нет Иркутска

Объясняем москвичам, в чем заключен наш город

На днях дизайн-студия INSTID представила проект бренда Иркутска. Он вызвал огромные дискуссии в интернете: кому-то стиль нравится, кому-то не очень. Артемий Лебедев отрецензировал бренд, заявив, что Иркутска в нем нет никакого. И это похоже на правду.

Мы согласны с мнением главного дизайнера России — Иркутск совсем не такой, каким его представили в презентации. Редакция #хэштега — о том, как выглядит Иркутск для них.

Владислав Болдырев:
«Россиянина понять трудно, а сибиряка ещё труднее».

Лично для меня, Иркутск — это сочетание несочетаемого. Уже ставший обычным контраст скелетов мёртвых деревянных зданий на улице Карла Либкнехта с функционирующими по сей день мегалитами, расположившимися на улице Карла Маркса, что находится по соседству.

Иркутск — это совместное существование реки, берущей своё начало в чистейшем Байкале и разделяющей берега нашего города, и эти самые берега, которые из-за нас и нельзя назвать чистыми.

Иркутск — это дух бунта, переходящий в дух смирения. Часто от знакомых и друзей можно услышать знакомое: «Выучусь и уеду отсюда» или «Иркутск-это дыра», но в большинстве случаев эти люди остаются. И дело даже не в том, что они вложили в это недостаточно сил или времени. Просто в такие моменты мы начинаем принимать и любить Иркутск таким, какой он есть.

Леля Барбарисова:
Иркутскость?

Появление нового иркутского бренда, разработанного московской компанией INSTID, немного озадачило жителей нашего города, ведь на создание проекта ушло 1,3 млн рублей, а в результате мы увидели вовсе не отражение характерных черт города Иркутска… Работа бросается в глаза своей «псевдонеординарностью», которую создатели (не)ловко маскируют под авангард, презентация больше напоминает психоделические ролики, которые, безусловно, выглядят необычно на фоне каноничных Байкала и Бабра. Для меня Иркутск — это вечные споры с иногородними о том, какие могут быть различия между файликом и мультифорой, это люди из самых разных социальных групп, создающие собственные гильдии в масштабах нашего города, это вдохновляющие «Легенды седого Байкала», которые передаются из поколения в поколение и, конечно, моя небольшая сибирская Родина: для одних — отправная точка, для других — место, в котором они проведут всю свою жизнь. У компании INSTID прекрасная идея, и тот смысл, который они вложили в термин «иркутскость», я считаю правильным, но само воплощение идеи — это безвкусица, возведенная в искусство, поэтому неоднозначные оценки зрителей вполне оправданы.

Саша Мелифаро:
Я считаю очень странной саму концепцию того, что люди из Москвы, побыв три дня в Иркутске, попытались объяснить нам, коренным Иркутянам, что же такое, по сути, мы сами — ведь именно иркутяне есть лицо Иркутска.

Я всю жизнь, с самого рождения, провела в Иркутске. Я успела пожить на обоих берегах, поучиться на разных концах города. Я пережила в этом городе, моём «Городе И.” самые холодные зимы и самые жаркие лета. И для меня Иркутск — это город, который сложно охарактеризовать пятиминутным роликом. Для меня Иркутск — это в один день, проезжая по плотине ГЭС, увидеть, что лёд начал таять. Это свободный город, который пронёс бунт декабристов сквозь десятилетия. Но в то же время, мы живём по законам Сибири. Это город разных народов, которые объединены Ангарой. Это город, в котором мы спорим, как же, всё-таки, правильно: файл или мультифора? Это город стеклянных зданий и восхитительной заброшенной картографической фабрики, город деревянного 130-го квартала, который дал место холодному «Модному». Он колючий, но дружелюбный, новый и старый, тихий и громкий. Холодный и жаркий.

В конце концов, это город, жители которого говорят «съездить на Байкал» так, будто собрались сходить прогуляться в ближайший парк.

Люди, которые создали «бренд» придумали неуклюжее слово «иркутскость». И я знаю, что его можно перевести так: любой, кто отсюда уехал навсегда, однажды всё же вернётся в «Город И.», чтобы отдать ему честь.

Денис Брянский:
Я — иногородний, Иркутск для меня город, конечно, во всех отношениях родной и милый сердцу, но никак не Родина. Но даже я, человек, который в Иркутске знает только пару районов поблизости вуза и в центре, считаю, что город несколько другой, чем на презентации.

На презентации от INSTID он был показан… никаким. Просто рандомный набор качеств, которые с небольшой натяжкой можно приплести к любому другому городу. Это не круто. Хотя, оно понятно — дизайн-студия пробыла тут три дня, не успела все посмотреть и проникнуться атмосферой.

А атмосфера здесь есть. Причем, разношерстная — Иркутск в принципе город разный, ни один район не похож на другой. И эта разность во всем проявляется: вот интеллигент идет в очках и с зонтиком, а в паре метров от него маргинальный элемент в спортивном костюме известной фирмы, вот высотка, которая крышей небо царапает, а вот покосившийся утопленный в землю домик, который все исторической ценностью считают, ведь в нем какой-нибудь купец жил, а на самом-то деле он рухлядь рухлядью потенциально опасная. И все это на расстоянии десяти шагов. Красиво (на самом деле, не очень). Не удивлюсь, если где-нибудь возле одной из церквей какой-нибудь музей атеизма откроют в рамках продолжения традиции совмещать несовмещаемое.

Кстати, да. Иркутск — он еще и оцерквленный. Серьезно, когда я совсем маленьким приезжал сюда (не сам, понятное дело, с родителями), я каждый раз буквально кайфовал от перезвона, который слышался на каждом шагу, от блеска куполов и от красоты строений — церкви они красивые очень, все-таки.

Юрий Дудь недавно в инстаграме одаривал хвалебными одами Екатеринбург. Дескать, экс-Свердловск — то место, где хочется и зарабатывать, и тратить. Смею заметить, Иркутск — не совсем уж и глубинка, здесь тоже можно это делать. Нужно только стараться больше, а так, Иркутск не то что бы идеальное, но неплохое место для заработка и отдыха. Если стараться, то можно в принципе что угодно совершить. Сибирь поднять, например, а то засиделась.

Прямо сейчас для меня Иркутск — это клевый стиль Карла Маркса, это романтика Набережной, это памятник Колчаку, это место для развития и это непаханое поле. Развиваться нужно и самому, но и территорию за собой подтягивать, само собой. Или наоборот.

Иркутск, Сибирь, кайф!

 

Фото: Алексей Григорьев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *